Что необходимо знать при выборе репетитора по рисунку

Каждый год, месяца за три-четыре до экзаменов ко мне начинают подходить абитуриенты и взволнованно произносят:

- Вы знаете, мне точно сказали, что вместо Афродиты поставят Вольтера (Дорифора, Сенеку, Ленина - всё-таки каждый раз варианты отличаются). Спрашиваю в ответ - откуда сведения?

- Мне точно сказали...

- Но кто конкретно?

- Одна знакомая...

- Но она-то откуда знает?

- Она точно знает...

Круг, таким образом, замкнулся, пострадавших нет. Эту систему доказательств я называю "ОБС", что означает "одна баба сказала".

Каждую весну, как грибы поганки, перед экзаменами прорастают слухи, сплетни, домыслы. Абитуриенты, а также их родители, прогибаясь под этим напором, проявляют иногда лучезарное легкомыслие и доверчивость. А ведь даже при покупке чайника те же самые люди более внимательны и вдумчиво выбирают. Между тем я давно заментил6 что в среде репетиторства нравы и порядки, увы, нередко такие же, как на "черкизоне".

Покинем парадные залы, спустимся в операционную, возьмём в руки скальпель и вскроем то, о чём непосвящённые могут и не догадываться. О чём надо знать?

Прежде всего, гораздо лучше, если репетитор работает в МАрхИ в основном составе преподавателей. Разумеется, разумеется при этих словах поднимется осиный рой возражений, смысл которых укладывается в одном вопле - какая разница! Разница есть. Если препод регулярно бывает в институте, он поневоле подключен, так сказать, к сети и узнает гораздо раньше основные новости, тенденции, веяния и изменения. Просто потому, что хотя бы общается с другими препами. А такие новости всегда могут быть и есть. Все остальные узнают это гораздо позже.

Но разве не может быть хорошим репетитор, не работающий в МАрхИ? Может. Но, при прочих равных (ключевое слово) условиях, лучше чтоб он работал. Разве не может хороший мотор работать на плохом бензине? Может. Но лучше залить хороший.

Очень важно, просто необходимо, чтобы репетитор сам отменно рисовал. И особенно важно, чтобы его работы могли видеть все, хотя бы в интернете. Причём это должны быть не просто рисунки несложных голов типа "Дорифор". Такого добра и в интернете можно наловить в огромном количестве и выдать за свои. Такие случаи, представьте были, и не раз. А вот работы типа "мальчик с гусем", "раб" (Микеланджело) или "Зевс" найти не то чтобы сложнее (хотя сложнее, конечно), но в таких случаях гораздо больше вероятность того, что всплывёт с претензиями подлинный автор и выставит фото собственной физиономии рядом с подлинником рисунка в раме.

Также неплохо репетитору иметь рисунки сложных пейзажей, портретов, архитектуры по тем же соображениям. Чужой мастерский сложный рисунок рискованно выдавать за свой. Если же на чьём-либо сайте болтаются только обезличенные рисунки простеньких Антиноев - это не очень хороший симптомчик. Могут и надуть. В МАрхИ хватает умельцев наделать такие штуки на заказ.

Ну конечно же и здесь взлетит воронья стая возражений. Основных доводов два. Первый - я, дескать, не обязан(а) ничего доказывать. Второй - главное не самому рисовать, главное - уметь научить.

Ну конечно, доказывать никто ничего не обязан. Но поверьте, за 27 лет работы я убедился в следующем - если у репетитора есть чего хорошего показать - он всегда показывает. Повторю - всегда. Если же не показывает - значит стесняется, зная, что рисует гораздо хуже конкурентов. Ну или показывать попросту нечего.

- Как ничего, неужели, такие случаи есть?

Увы, открою секрет, есть. И бывают нередко. Ещё как бывают.

Вот тогда начинаются песни, что важнее, дескать, уметь научить. Вы знаете, конечно Остап Бендер тоже выдавал себя за художника, и врачей теоретиков много. Собственно в медицине, как и в искусстве, понимают все. Но ложиться на операцию почему-то предпочитают к опытному практику. Вот как-то не рискуют. Здесь могу только сказать - умение самому рисовать для репетитора является хоть и недостаточным, но необходимым (ключевое слово) условием. Иначе можно нарваться на жульничество.

Конечно, в таких условиях «Остапа Бендеры» пускаются на хитрости. Надо как-то же выживать. Основные уловки давно известны. Главная звучит так: я знаю, что будет на экзаменах, у меня есть «ходы». Проверить всё равно не возможно, расчёт на то, что народ и так слопает (как же, сам репетитор говорит). Фантазия у жуликов бурная. Были персонажи, выдававшие себя за родственников влиятельных личностей института. Фальшивые внуки Карла Маркса, так сказать. Не беда, что влиятельные личности, узнав, что у них появилась где-то внезапная дочка, зеленели - никто не проверит.

Но это, конечно, не предел. Некоторые идут дальше - прогресс не дремлет. Один из эксклюзивных методов - угрозы. Прямо так и говорят: уйдёте от меня - не поступите в институт. Абитуриенты пугливы, верят. На самом деле эти угрозы так же похожи на реальность, как колибри на бегемота. В общем, даже не один биологический вид. Видите ли, это в частной фирме может быть один владелец. Иван Грозный, образно говоря. МАрхИ - государственная академия, в таких вещах как приём в институт никакое единоначалие не возможно. Каждый, кто руководил коллективом хотя бы из десяти человек знает, что абсолютная власть недостижима. Такие угрозы не то чтобы трудновыполнимы - они попросту невозможны в исполнении. Слишко глупо и опасно даже пытаться делать это - хотя бы в силу того, что у разных людей всегда разные интересы, противоречия и так далее. Вообще есть чёткое правило - угроза есть признак бессилия. Хочешь сделать что-то - сделай. Или не пытайся.

Кстати, иногда к таким угрозам прибегают вполне солидные и респектабельные с виду дяди и тёти. Наивно думать, что жулик - это обязательно ханурик с бегающими глазами. Способ проверки простой - подговорить кого-нибудь спросить у этих господ при посторонних препах - могут ли они «завалить» любого на экзамене - они гневно будут отрицать, что говорили подобное. Значит боятся. Значит никакой власти у них нет и не было.

Есть ещё более тонкие приёмы, разработанные прямо знатоками психологии. Звучит это так: такой-то, конечно, хороший препод, но приходи к другому, тебя, дескать, дошлифуют. Действуют при этом через своих учеников, зная, что многие абитуриенты знакомы через интернет, дружат и т. п. Переманивают всегда хорошо рисующих, бьют прицельно. Одну мою рисующую абитуриентку прямо осаждали,  чуть ли не насильно пытаясь перетащить. Я узнал об этом позже. Кстати, она оказалась упряма, не перешла. Поступила с громадным запасом, в тройке лидеров.

Расчёт в таких случаях простой - поступит переманенный человек - переманивший её (его) репетитор-солитёр приписывает заслугу целиком себе. Не поступит - говорит: ну она же (он) не у меня занималась (занимался). Лохотрон, классика.

Ну и конечно, ну и конечно надо упомянуть о ругани и клевете по адресу коллег-конкурентов. Есть известный список персонажей, занимающихся этим. Прямо на своих занятиях говорят детям гадости о других, за глаза. Особо подчеркну - поливают всех успешных репетиторов. В ход идут любые домыслы, сплетни и т. п.

В этих случаях полезно знать простое правило - в основе любой персональной хулы всегда (ключевое слово) лежит - личный расчёт и зависть. Есть один тонкий нюанс. Завидуют не всегда неуспешные репетиторы. Есть вполне коммерчески раскрученные, занимающиеся тем же. Зависть вовсе не сестра бедности. Богатые тоже завидуют. Весь расчёт на то, что посторонние, узнав об этом, воскликнут: «Не верю! Зачем ему (ей) это делать,  у него (неё) и так всё хорошо.» Человеческая душа - сложная штука, за вполне пристойным фасадом могут открыться бездонные провалы.

Способов набить себе цену множество. Любят кичиться тем, что у них, дескать, всего три-четыре человека на занятиях (индивидуально, так сказать). Ну, простое соображение что к ним больше никто не идёт, новичкам в голову не приходит. И ещё выясняется, что занимаются они ровно три (иногда четыре) часа, ни секундой больше. Сидят не в мастерских, а на квартирах, где пахнет борщом, ходит собака, орут дети. Между тем, если у человека сидит 10 - 15 человек, то это значит, что он не только справляется с ними, но и то, что он может сидеть и по 7 - 8 часов подряд.

Кстати, некоторые репетиторы, вполне опытные, даже не в меру опытные, тоже сидят с группами по 4 - 5 человек. Но мало кто знает, что попавшие к ним ученики прошли свой незримый, но вполне ощутимый конкурс. То есть такие преподаватели берут только хорошо рисующих, предварительно просматривая. Это могут позволить себе преподаватели с известным авторитетом. Я лично ничего против не имею. Надо только помнить, что это тоже в общем жульничество, пусть и невинное. Незнающие могут сказать: "Вот, смотрите, у такого-то "все" ученики как рисуют", не зная, что был предварительный отбор.

Ну и наконец самое главное. Как проверить, поступают ли от препода люди, или нет? Все, естественно, набивают себе цену. Есть один простой способ независимо и точно проверить. У препа должен быть сайт, где выложены по годам работы поступивших, хотя бы некоторых, с указанием имён и фамилий. Дело в том, что это единственный способ узнать правду. Если препод выставил рисунок Сидорова в интернет и написал, что он поступил в 2015 году, то вКонтакте или других сетях легко найти если не самого Сидорова, то его знакомых, и убедиться, что Сидоров действительно существует. Если препод просто вживую показывает какие-то рисунки у себя, то даже если они и подлинны - проверить труднее, ученики могут и не запомнить (неловко записывать фамилию). Да и листки одни и те же можно показывать много лет подряд.

Все остальные способы (показы обезличенных рисунков до начала занятий и, так сказать, после месяца-другого) - сомнительны. В группе "Академический рисунок" я читал скандал с разоблачением, когда выяснилось, что рисунки "до" и "после" принадлежат разным людям. Нет, конечно могут и не обмануть. Точно так же можно и валюту поменять в подземном переходе у незнакомых менял. Тоже могут и не обмануть. Иногда. Но все почему-то предпочитают обменную кассу в банке.

Всем абитуриентам, желающим поступить в институт, хочу сказать - все это не значит, что в МАрхИ полно жуликов. Просто люди везде одинаковы, и процент сволочизма везде один и тот же. Во всех местах помимо нормальных людей есть свои завистники и бездари. Но зрение и разум у вас никто не отнимает без вашего согласия.